Как я работаю

Случалось ли вам сомневаться в том, что вы делаете? Случалось ли вам, несмотря на сомнения, идти вперед, а потом убеждаться, что вы были правы?

А что вам помогло в этом движении?

Когда я начинала делать расстановки онлайн, я старалась выставлять все фигурками, как примерный расстановщик, у которого нет замов, но хоть фигурки имеются.

Сейчас большая часть моих индивидуальных расстановок - это работа в воображении, когда ни одного предмета не выставлено, а весь процесс видит внутри себя клиент и я со стороны. Сейчас я уже знаю, что этот метод позволяет пройти в труднейшие личные травмы, куда с фигурками мы не проходили ни разу. И у меня есть опора.

Но эти год-два я шла в сомнениях и отсутствии поддержки. Гонений на онлайн-расстановки было не мало. Говорить всерьез о работе в воображении я не могла.

Сейчас мне важно, что выбранный путь работы не раз помог пройти в определенные места. И все сомнения уже позади. И сейчас этот опыт уже у меня есть.

Зачем этот пост?

Отсутствие поддержки и одобрения от некоторых людей точно не означает что путь неверный. Есть и другие ориентиры. А что является важнейшим из ориентиров? На что стоит опираться в первую очередь?

Некоторые данные о моей практике:

Карта стран, в которых находились люди, с которыми я работала по skype:

Англия, Белоруссия, Болгария, Германия, Израиль, Испания, Норвегия, Россия, США, Тайланд, Турция, Узбекистан, Филиппины, Франция, Швейцария, Швеция, Япония

В 2015 я проводила свои первые индивидуальные сессии. В 2016 их было около 50
В 2017 - 137. 
Половина 2018 - 106 сессий

Я писала, что в травму мы попадаем по резонансу из текущей проблемной истории. Есть метод, который позволяет это сделать. Нужно дать внутри себя движению, которое придет. Отдать свое тело, свои чувства и состояние под этот процесс. Это похоже на взятие роли заместителем в расстановке. Но в данном случае это терапевтическая позиция, где нужно не просто впустить в себя большее, а держать поле всей работы и отслеживать, что происходит с клиентом, держать с ним полевую и разговорную связь и вести процесс.

Благодаря этому полевому терапевтическому движению мы с клиентом начинаем куда-то продвигаться. Обычно в этот момент начинает меняться состояние, сперва к спокойствию, а затем к чувствам из травматичной истории. Спокойствие приходит, как я понимаю, благодаря тому, что я беру часть эмоций на себя и, благодаря терапевтическому полю, создается более безопасное эмоциональное пространство. Без этого процесса, на мой взгляд, в травму не пройти. Потому что сперва нужно попасть в безопасное место, чтобы начать осознавать случившееся. С другой стороны, сонастройка с клиентом позволяет взять часть его невыносимых чувств на себя и клиенту становится легче встретиться с тем, с чем он не мог встретиться раньше, потому что обслуживал эмоциональные процессы.

И таким образом, поднимается все больше чувств "оттуда". Это могут быть небольшие кусочки-воспоминания. Прямо истории или чувства-состояния, которые можно "приземлить", начав расспрашивать о прошлом жизненном опыте. 
Мы можем выйти только на одну, но самую важную историю. Там, где произошла травма, и, возможно, откололся кусок личности, которого сейчас, в настоящей жизни, очень не хватает, потому и получилась проблема, с которой человек пришел на терапию.

Как я с этим работаю? 
Моя задача, в первую очередь, понять, дошли ли мы. Обычно это может сопровождаться словами "да, это оно" и состоянием, будто человек рухается на скамейку. Это также может сопровождаться "вышибанием пробок", когда клиент резко начинает говорить о чем-то совершенно постороннем. Обычно, явный признак того, что ресурса не хватило и мы идем доставать его. Вышибает обычно как раз в сторону приятных воспоминаний. Это также можно назвать титрование в травматерапии, когда терапевтическая пара сперва идет за ресурсом, а потом заглядывает в травму, потом снова за ресурсом, потом еще кусочек травмы. И так, пока не пройдется весь необходимый путь.

Меня спрашивали, работаю ли я через возвращение частей души. Отчасти да.

Вторая моя задача в работе - это понять, что здесь надо делать. Что конкретно было не сделано тогда, что влияет на жизнь сейчас?
Иногда это именно возвращение или скорее "вытаскивание" частей личности из того места, где они застряли. Одно время у меня было много работ конкретно про детские застрявшие части, которые нужно было доставать оттуда. Но это обычно не весь процесс. Во-первых, даже достать кого-то нужно туда, где ему будет хорошо. Но часто, в этих историях нужно в полях что-то разрушить, создать или взять оттуда что-то для себя. Восстановить справедливость и какой-то свой внутренний баланс. Что-то отпустить, что-то забрать. И выпустить эмоции, наконец.

Все это также накладывается на продолжение полевого движения. Нет такого, чтобы я заранее знала, что нужно будет делать и на чем процесс завершится. Это как движение в лодке по узкому каналу вдоль стен, на которых что-то висит:) И нужно что-то прихватить, по чему-то ударить, а где-то остановиться и постоять молча какое-то время. Там бывают развилки и иногда нужно выбирать направление. Внутренний компас, полученный в запросе, и уточнения у клиента в процессе, позволяют делать выбор. И дороги у каждого клиента свои. Выбор развилок индивидуален. Из одинаковых предметов каждый клиент возьмет что-то свое. И предугадать это заранее не получится.

Скорее, я все время руководствуюсь тем, что есть метод полевого движения. Он помогает пройти в травму. Он также помогает увидеть то, что мы ищем (ресурс или проход). А вот к этому прибавляются все мои полученные навыки и знания, в том числе по возврату частей личности (или души), по работе с травмой, то, что поможет не утонуть мне и клиенту.

Не всегда все проходит гладко и я беру это в свой опыт, чтобы знать, где не навернуться в следующий раз.

В следующем посте я бы хотела поделиться теми навыками и настроями, которые позволяют мне работать с личными травмами. Что помогает двигаться вперед, когда бывает трудно. Этакие лайфхаки в работе с личной травмой в расстановках:)

Я хочу сделать некоторое уведомление для тех, кто со мной еще не работал в индивидуальной терапии (или работал давно), о том, как и что я сейчас делаю.

3 года назад я начинала с того, что делала индивидуальную работу по типу групповой. Берем запрос, ставим фигурки (как на группе ставим людей), смотрим, как отзывается поставленная композиция и заместительствуем фигурки (входим с ними в поля). Так тогда учили, это было принято и я взяла это за основу.

С нарастанием работ я начала понимать, что такой метод входит в конфликт с моим желанием работать. Я ощущала это как то, что я делаю, как должно, хотя, возможно, есть другие способы исцелять проблему. Может быть, они позволят сэкономить процентов 40 нашей энергии и сделать работу более плавной (но не значит менее эффективной).

Я иду в своей работе за движением. За тем, куда идет энергия. Предварительно взяв в запросе "что не так" за точку начала и "то, чего хочу", за то место, куда нам надо прийти. Внешне проявляются только слова (в сравнении с работой с фигурками). Слова становятся вёшками процесса. Но сам процесс идет на глубине. И запускается он не словами.

В самом начале работы, после проговаривания запроса, я сонастраиваюсь "полями" с клиентом. В этом месте мы отдаемся полевому движению, которое будет вести нас в процессе работы. Мы будем сталкиваться с "препятствиями", которые будем обрабатывать словами. А потом снова "садиться в лодку" и плыть дальше. Я часто сравниваю такие сессии с плаванием по подземной реке. Возможно, это то самое бессознательное (потому что подземное).

Я не могу дать гарантии, что вам поможет этот метод. В каком-то смысле это эксперимент, который я провожу. Меня не учили так работать. Но меня учили доверять себе и показывали пример, как идти за своим движением, даже если остальные делают иначе.

Этот пост можно считать некоторым информированным согласием о моем методе работы. И не говорите, что я не предупреждала:))))

P.S. Не было бы недавнего отзыва, который мне прислали, этот пост бы отложился на неопределенный срок. Спасибо, что пишете и помогаете мне делать мою практику лучше. 
(отзыв в первом комментарии к посту)

На этот раз я расскажу о том, какова предыстория моей работы с личными травмами в расстановках.

Я пришла в расстановки, читая и видя, что они в основном работают с родовыми и семейными историями. Я считала, что и я так буду работать.

А сейчас бОльшее количество расстановок у меня поднимают личные травмы клиентов.

Я думала, что это связано с тем, что я несколько лет проходила личную терапию у психотерапевта, специализирующегося на личных травмах. И именно этот опыт большими шагами улучшал мою жизнь. Поэтому я жадно впитала проходы и навыки из этого опыта.

Но вспоминая расстановки, которые делали мне, я вижу, что мне делали очень много расстановок на личные травмы. То есть эти темы доставались из моих полей как самые важные для проработки сейчас.

Я прошла небольшой двухдневный тренинг по работе с травмой у Светланы Яблонской. Остальное я брала у расстановщиков или самостоятельным обучением. В том числе да, я изучала о том, как возвращают частички души через шаманство.

Сейчас я скорее удивляюсь, если мы идем в родовую историю клиента. Я, действительно, сильно заточена сейчас на работе с личной травмой или с семейной. Но стараюсь не устанавливать жесткие направления в расстановке, и работаю с тем, что придет.

К слову, кармические расстановки и магические в моей практике не происходят. Хотя мне вспоминают, что как-то мы прошли в прошлую жизнь, как я говорили в расстановке. Но я это слабо помню. И этого уровня сейчас не касаюсь. А только того, как работать с личной травмой, которая открылась по резонансу в расстановке.

И так мы ближе подходим к самой технике работы с травмой, которой я пользуюсь, и о которой расскажу в следующем посте.

А сейчас: спасибо за внимание к моей истории работы с личной травмой.

Это так классно, делать расстановки и развиваться в своей практике. К сегодняшней клиентской группе.

Сегодня расстановки совсем иные, чем были 2 года и даже 3 недели назад.
Много бессознательных процессов, почти нет разрешающих фраз и явно-проделанных расплетений переплетений.

Иногда мне кажется, что такие расстановки похожи на сны. Роли переплывают друг в друга туда-сюда, истории сменяются или не очень. И мне нравится, что мы можем быть в этом, потому что я наблюдаю, как такой "незацепленный" процесс быстро и точно ведет к разрешению запроса. От меня при этом может требоваться высочайшая концентрация внимания и сосредоточенности на происходящем. А оно все плавает:))) И клиент при этом понимает и расслабляется одновременно.

Я в восторге от того, что видны новые движения. Возможно, сейчас в полях это происходит. Мне интересно мнение коллег. Вряд ли это мой личный процесс и только личное развитие практики.

Мы сегодня мало ходили в поколения дальше мам, хотя нам не помешало захватить значимое родовое событие 150-летней давности. Будто берется только необходимое, что нужно прожить сейчас. И если оно на разных слоях, то мы попереплываем в расстановке, и главное, не мешать этому быть.

Мне интересно, повысилась от этих изменений эффективность меня как расстановщика. Думаю, что эффективность запросов от этого точно не зависит:) Раньше ко мне приходили клиенты, которым для решения нужны одни процессы, сейчас другие. Возможно, количество проходов у меня увеличилось. И, может, я могу чуть шире заходить для поиска новых проходов во время расстановки. Поэтому и количество человек на моих группах потихоньку растет.

А вот сам процесс мне нравится. Очень интересно это наблюдать. И я благодарна клиентам, которые доверяют мне и нашей совместной работе, даже если для них это необычно.

Мне трудно представить ситуацию, в которой расстановщик говорит: ко мне можно идти с темами насилия, любовных треугольников, детских травм, репрессий и голода.

Я как расстановщик могу понаблюдать, с какими запросами часто приходят люди. И вывести статистику по запросам.

Но важнее то, в какие резонансные истории проходит расстановщик в работе. 
Запрос про деньги может быть пройден в тему убийства, болезней, больших историй, голода, криминала, недостатка любви в детстве, секса и прочего. 
И на мой взгляд, предсказать заранее о чем будет история, практически невозможно. Собирать статистику можно. Но может быть бесполезно, потому что у расстановщика закончатся эти истории, когда он пройдет эту тему, и это может произойти как раз вчера.

Получается, что лучший способ выбрать себе расстановщика - по резонансу. Чувствовать, проведет ли он вас в новое лучшее для вас место или нет.

А еще, конечно, можно спросить у расстановщика, к нему ли вам. С моей расстановочной стороны чаще всего видно, идет ли процесс, и если идет, то как.

Желаю вам находить своих специалистов. И не идти в работу не с теми.

Сейчас наблюдаю интересный эффект в моей практике. Мы работаем с какими-то темами, не связанными напрямую со злостью. А после сессии у человека поднимается много злости. И есть вопрос: что с этим делать? Как с этим обходиться?

Сперва отвечу на вторые вопросы. 
Бывает, что агрессия была заблокирована у ребенка в раннем возрасте. Девочкам нельзя злиться. Мальчика били за любое непослушание. Родители не выдерживали протестов и негодования ребенка. И тогда человек вырастает и имеет проблемы с границами наверняка. Если он не может проявлять агрессию по отношению к окружающим, то на его территорию может заходить кто угодно и делать что угодно.

Это может привести к плохому самочувствию. Проблемам на работе. Неудовлетворительным отношениям с окружающими.

И я, пройдя уже какой-то путь, радуюсь, когда человек открывает внутри себя агрессию. Когда начинает злиться, позволить себе называть поступки людей такими, какими они были: плохими, неподходящими, разрушающими.
Конечно, под злостью всегда что-то еще. Печаль, бессилие, одиночество.

Но со злостью нужно уметь обходиться. Потому что это важный инструмент в нашей жизни, позволяющий защищать себя и своих близких. Здоровая агрессия никому не помешает.

Но когда злость впервые прорывается в состояние человека, он не знает, что с ней делать. И тут я предлагаю находить источник вовне, чтобы учиться прокладывать путь злости наружу, а не в аутоагрессию. Можно учиться на "кошках" - поставить какой-нибудь предмет, который обозначит источник нарушения границ. Все, что угодно.
Есть известное упражнение с подушками: побить их и прочее. Но на мой взгляд, важно учиться видеть цель и называть вещи своими именами. Чтобы это область переходила в сознательное и внутренняя карта происходящего обретала метки, по которым в следующий раз человек быстро поймет, что происходит, и будет знать, что делать.

А если про мою практику. То, видимо, какие-то темы, которые я уже отработала на десятках сессий, включаются в процесс априори. Как, например, был у меня период возвращения детских частей. Это были отдельные расстановки. А сейчас это может быть небольшая часть сессии. Процесс уложился в метод и используется по необходимости. Сейчас, видимо, процесс открывания злости стал частью моей практики тоже (интересно, как злость связана с утерянными детскими частями? :).

Поэтому, я говорю клиентам, чтобы писали мне после сессии в любых трудных случаях. Если нужно выговориться и поделиться, то это тоже сюда. Я тот, кто послушает в любом случае. 
Хорошо, что мне пишут и я начинаю понимать, что происходит.

А остальным желаю, кому нужно, взять из этого текста все, что не хватает в проявлении злости.

Что для меня расстановки, спустя пять лет обучения, личной терапии и трех лет практики.

Первое и самое главное, наверное, это тот самый переход по резонансу туда, где откроется то, чего мы не знаем. Что-то совершенно новое.

Конечно, спустя десятки, а потом сотни работ начинаешь понимать, что есть круг тем, в которые прихожу я, как расстановщик. А другие расстановщики приходят в свои темы. И здесь уже меньше неожиданностей встретить что-то, к чему совершенно не готова. 
Но все равно, пока тема полностью не раскроется, мы не узнаем про что это. Как надпись на воздушном шарике, которая станет видна только тогда, когда он будет надут.

И торопиться нельзя, иначе тема инвалидно завалится отсутствием энергии. И тянуть тоже не стоит, потому что ресурсы кончаются, и мы можем не успеть.

Потом, во вторую (но, может, и главную) очередь, расстановки для меня - это про целительное движения поля. Про то, что если мы образуем диаду (сонастройку) с клиентом и появляется поле между нами и мы заходим в индивидуальном сеттинге или с помощью группы, то потом будет движение, которое будет нас вести. Не всегда туда, где будет безвредно для клиента, но движение всегда есть, если мы верно сонастроились. И это меня поразило при первых посещениях расстановочных групп. Мощь этого потока и целительность его для клиента. 
Тут от возможностей расстановщика многое зависит. Один из главных навыков в работе - работа с этим потоком. Это интересно и глобально для осмысления.

И дальше для меня нет ничего, что было бы также важно и значимо, как эти два пункта. Возможно, в результате своего дальнейшего развития я смогу открыть новые стороны процесса. А пока я в этом месте...

А что для вас расстановки? В чем вы видите суть процесса и основные признаки?

Об атрибуции или узнаем ли мы в расстановке, кто и что там конкретно?

Наверное, один из принципов, которые я стараюсь отслеживать, - это чтобы человеку стало лучше. Вот конкретно этому и конкретно сейчас:) (ну и потом желательно, чтобы процесс продолжался).

Раньше я волновалась о том, что не смогу чего-то описать. Старалась порой докопаться до сути.
Сейчас я увереннее могу этого не делать в процессе расстановки. Потому что вижу, что есть случаи, где это может как минимум тормозить процесс, а как максимум - вредить.

Иногда очень важно увидеть конкретное событие и участников. Часто это бывает запросы: "почему...?" или "я хочу посмотреть..". Если они не из головы, то эти вопросы как раз дают точку доступа к целительному процессу. Иногда нужно увидеть, как есть. Назвать вещи своими именами: "это было насилие", "ты меня предал", " я ошиблась".

Но бывает, что я абсолютно не понимаю и не стараюсь понять, где мы и что. Могу в общих чертах объяснить, почему именно так идет расстановка, но не назову ни события ни персонажей. И не буду спрашивать человека об этом. Иногда важно прожить, чтобы стало лучше. И отпустить. Чем пытаться разбираться, что к чему.

Какие-то такие определенные неопределенности в расстановках. И пусть на благо.

Пройдя очередную супервизию (хвалюсь, да, что я их прохожу, и это для меня важно), я думаю о том, что важно говорить о том, чего я стараюсь придерживаться в практике. Чтобы люди знали, что здесь они могут с этим встретиться, и может быть найдут то, что искали. И у людей будет надежда, что им станет лучше, потому что такая помощь существует.

3 года практики за спиной и есть немного, на что опираться, в описаниях своего терапевтического поведения.

Самое важное для меня - это уважение к клиенту, его границам и его ценностям. За чем я слежу в первую очередь - это отлавливать, не начинаю ли я вредить клиенту. Не перешла ли его границы. Не начинаю ли я в том или ином виде оскорблять его и его выборы. Принижать достоинство и прочее. Сваливать вину за случившееся на плечи клиента. 
Я уже хорошо знаю, что это поведение присуще взрослым по отношению к младшим на постсоветском пространстве. И это поведение не делает никого успешнее и сильнее. Лишь разрушает и забирает ресурсы. В чью пользу - понятно...

Поэтому, если я ловлю себя на том, что наношу клиенту вред таким образом или хочу нанести, то в этом месте я делаю "стоп" и рассказываю о том, что происходит. 
Я рада, что могу позволить себе говорить клиенту о том, что во мне проявляется негатив по отношению к нему. В моей практике это история о том, что с клиентом обращались очень худо, гораздо хуже, чем я допускаю в своих мыслях. А в полях прописано, что так с ним можно и только так _нормально_. А другого опыта нет. И мне, как терапевту, встать на эти рельсы с собственным бэкграундом _нормально_, и моя задача прописать тут _ненормальность_ такого отношения. И в этом я буду очень стараться. Чтобы такого больше не повторилось.

В этом месте мне грустно от того, что у нас так устроено. Четвертая стадия обработки травмы - это грусть и горевание. И я пока тут со своими клиентами.

Есть менее главные стороны моего подхода к клиентам, но об этом я напишу позже, если понадобится.

А этот пост, я надеюсь, поможет кому-то стать яснее относительно моей практики и своего выбора.

Я писала, что в травму мы попадаем по резонансу из текущей проблемной истории. Есть метод, который позволяет это сделать. Нужно дать внутри себя движению, которое придет. Отдать свое тело, свои чувства и состояние под этот процесс. Это похоже на взятие роли заместителем в расстановке. Но в данном случае это терапевтическая позиция, где нужно не просто впустить в себя большее, а держать поле всей работы и отслеживать, что происходит с клиентом, держать с ним полевую и разговорную связь и вести процесс.

Благодаря этому полевому терапевтическому движению мы с клиентом начинаем куда-то продвигаться. Обычно в этот момент начинает меняться состояние, сперва к спокойствию, а затем к чувствам из травматичной истории. Спокойствие приходит, как я понимаю, благодаря тому, что я беру часть эмоций на себя и, благодаря терапевтическому полю, создается более безопасное эмоциональное пространство. Без этого процесса, на мой взгляд, в травму не пройти. Потому что сперва нужно попасть в безопасное место, чтобы начать осознавать случившееся. С другой стороны, сонастройка с клиентом позволяет взять часть его невыносимых чувств на себя и клиенту становится легче встретиться с тем, с чем он не мог встретиться раньше, потому что обслуживал эмоциональные процессы.

И таким образом, поднимается все больше чувств "оттуда". Это могут быть небольшие кусочки-воспоминания. Прямо истории или чувства-состояния, которые можно "приземлить", начав расспрашивать о прошлом жизненном опыте. 
Мы можем выйти только на одну, но самую важную историю. Там, где произошла травма, и, возможно, откололся кусок личности, которого сейчас, в настоящей жизни, очень не хватает, потому и получилась проблема, с которой человек пришел на терапию.

Как я с этим работаю? 
Моя задача, в первую очередь, понять, дошли ли мы. Обычно это может сопровождаться словами "да, это оно" и состоянием, будто человек рухается на скамейку. Это также может сопровождаться "вышибанием пробок", когда клиент резко начинает говорить о чем-то совершенно постороннем. Обычно, явный признак того, что ресурса не хватило и мы идем доставать его. Вышибает обычно как раз в сторону приятных воспоминаний. Это также можно назвать титрование в травматерапии, когда терапевтическая пара сперва идет за ресурсом, а потом заглядывает в травму, потом снова за ресурсом, потом еще кусочек травмы. И так, пока не пройдется весь необходимый путь.

Меня спрашивали, работаю ли я через возвращение частей души. Отчасти да.

Вторая моя задача в работе - это понять, что здесь надо делать. Что конкретно было не сделано тогда, что влияет на жизнь сейчас?
Иногда это именно возвращение или скорее "вытаскивание" частей личности из того места, где они застряли. Одно время у меня было много работ конкретно про детские застрявшие части, которые нужно было доставать оттуда. Но это обычно не весь процесс. Во-первых, даже достать кого-то нужно туда, где ему будет хорошо. Но часто, в этих историях нужно в полях что-то разрушить, создать или взять оттуда что-то для себя. Восстановить справедливость и какой-то свой внутренний баланс. Что-то отпустить, что-то забрать. И выпустить эмоции, наконец.

Все это также накладывается на продолжение полевого движения. Нет такого, чтобы я заранее знала, что нужно будет делать и на чем процесс завершится. Это как движение в лодке по узкому каналу вдоль стен, на которых что-то висит:) И нужно что-то прихватить, по чему-то ударить, а где-то остановиться и постоять молча какое-то время. Там бывают развилки и иногда нужно выбирать направление. Внутренний компас, полученный в запросе, и уточнения у клиента в процессе, позволяют делать выбор. И дороги у каждого клиента свои. Выбор развилок индивидуален. Из одинаковых предметов каждый клиент возьмет что-то свое. И предугадать это заранее не получится.

Скорее, я все время руководствуюсь тем, что есть метод полевого движения. Он помогает пройти в травму. Он также помогает увидеть то, что мы ищем (ресурс или проход). А вот к этому прибавляются все мои полученные навыки и знания, в том числе по возврату частей личности (или души), по работе с травмой, то, что поможет не утонуть мне и клиенту.

Не всегда все проходит гладко и я беру это в свой опыт, чтобы знать, где не навернуться в следующий раз.

В следующем посте я бы хотела поделиться теми навыками и настроями, которые позволяют мне работать с личными травмами. Что помогает двигаться вперед, когда бывает трудно. Этакие лайфхаки в работе с личной травмой в расстановках:)

Я писала, что в травму мы попадаем по резонансу из текущей проблемной истории. Есть метод, который позволяет это сделать. Нужно дать внутри себя движению, которое придет. Отдать свое тело, свои чувства и состояние под этот процесс. Это похоже на взятие роли заместителем в расстановке. Но в данном случае это терапевтическая позиция, где нужно не просто впустить в себя большее, а держать поле всей работы и отслеживать, что происходит с клиентом, держать с ним полевую и разговорную связь и вести процесс.

Благодаря этому полевому терапевтическому движению мы с клиентом начинаем куда-то продвигаться. Обычно в этот момент начинает меняться состояние, сперва к спокойствию, а затем к чувствам из травматичной истории. Спокойствие приходит, как я понимаю, благодаря тому, что я беру часть эмоций на себя и, благодаря терапевтическому полю, создается более безопасное эмоциональное пространство. Без этого процесса, на мой взгляд, в травму не пройти. Потому что сперва нужно попасть в безопасное место, чтобы начать осознавать случившееся. С другой стороны, сонастройка с клиентом позволяет взять часть его невыносимых чувств на себя и клиенту становится легче встретиться с тем, с чем он не мог встретиться раньше, потому что обслуживал эмоциональные процессы.

И таким образом, поднимается все больше чувств "оттуда". Это могут быть небольшие кусочки-воспоминания. Прямо истории или чувства-состояния, которые можно "приземлить", начав расспрашивать о прошлом жизненном опыте. 
Мы можем выйти только на одну, но самую важную историю. Там, где произошла травма, и, возможно, откололся кусок личности, которого сейчас, в настоящей жизни, очень не хватает, потому и получилась проблема, с которой человек пришел на терапию.

Как я с этим работаю? 
Моя задача, в первую очередь, понять, дошли ли мы. Обычно это может сопровождаться словами "да, это оно" и состоянием, будто человек рухается на скамейку. Это также может сопровождаться "вышибанием пробок", когда клиент резко начинает говорить о чем-то совершенно постороннем. Обычно, явный признак того, что ресурса не хватило и мы идем доставать его. Вышибает обычно как раз в сторону приятных воспоминаний. Это также можно назвать титрование в травматерапии, когда терапевтическая пара сперва идет за ресурсом, а потом заглядывает в травму, потом снова за ресурсом, потом еще кусочек травмы. И так, пока не пройдется весь необходимый путь.

Меня спрашивали, работаю ли я через возвращение частей души. Отчасти да.

Вторая моя задача в работе - это понять, что здесь надо делать. Что конкретно было не сделано тогда, что влияет на жизнь сейчас?
Иногда это именно возвращение или скорее "вытаскивание" частей личности из того места, где они застряли. Одно время у меня было много работ конкретно про детские застрявшие части, которые нужно было доставать оттуда. Но это обычно не весь процесс. Во-первых, даже достать кого-то нужно туда, где ему будет хорошо. Но часто, в этих историях нужно в полях что-то разрушить, создать или взять оттуда что-то для себя. Восстановить справедливость и какой-то свой внутренний баланс. Что-то отпустить, что-то забрать. И выпустить эмоции, наконец.

Все это также накладывается на продолжение полевого движения. Нет такого, чтобы я заранее знала, что нужно будет делать и на чем процесс завершится. Это как движение в лодке по узкому каналу вдоль стен, на которых что-то висит:) И нужно что-то прихватить, по чему-то ударить, а где-то остановиться и постоять молча какое-то время. Там бывают развилки и иногда нужно выбирать направление. Внутренний компас, полученный в запросе, и уточнения у клиента в процессе, позволяют делать выбор. И дороги у каждого клиента свои. Выбор развилок индивидуален. Из одинаковых предметов каждый клиент возьмет что-то свое. И предугадать это заранее не получится.

Скорее, я все время руководствуюсь тем, что есть метод полевого движения. Он помогает пройти в травму. Он также помогает увидеть то, что мы ищем (ресурс или проход). А вот к этому прибавляются все мои полученные навыки и знания, в том числе по возврату частей личности (или души), по работе с травмой, то, что поможет не утонуть мне и клиенту.

Не всегда все проходит гладко и я беру это в свой опыт, чтобы знать, где не навернуться в следующий раз.

В следующем посте я бы хотела поделиться теми навыками и настроями, которые позволяют мне работать с личными травмами. Что помогает двигаться вперед, когда бывает трудно. Этакие лайфхаки в работе с личной травмой в расстановках:)